Авиаудары по Ливии; ФОТО Reuters
  • 21-09-2011 (15:09)

Арабские революции: худший сценарий

Конец режиму Каддафи в Ливии положил мятежный регион

update: 26-09-2011 (11:00)

Продолжение. Начало: "Тунис, Ливия и Египет стали жертвами раскола элит", "Новое правительство Туниса организовало переворот при помощи недовольного режимом населения", "Египетские военные "увели" власть у начальника местной охранки"

Революция в Тунисе cначала оценивалась наблюдателями как частный случай. Но когда она спровоцировала "эффект домино", стало понятно: это очередное эпохальное событие в истории человечества. Тут уже весь Ближний Восток воодушевило, с какой легкостью слетели режимы, казавшиеся прочными. Ведь в том же Египте вся страна была утыкана блок-постами с пулеметными гнездами. Какая была армия! Какой мухабарат! Какие экономические успехи и какая американская помощь! А оказалось, стена, да гнилая — ткни и развалится. Особенно когда "тычки" идут не только снизу, от обездоленного народа, но и сверху, от части оттесненных от политико-финансового пирога элит, в том числе из числа силовиков. Обиженные же элиты при засидевшихся на десятилетия правителях были, разумеется, и в других арабских странах.

Арабская весна

Даже после успеха египетской революции никто не думал, что третьей "пойдет" Ливия. Отечественные штатные востоковеды в погонах и без и зарубежные мудрецы не верили, что путем народных волнений можно смещать как относительно мягкие, открытые, европеизированные режимы (тунисский, египетский), так и предельно жесткие, не страшащиеся топить несогласных в большой крови (сирийский, ливийский). К тому же опиравшиеся не только на "кнут", но в чем-то и на "пряник" — нефтеносные Ливия и Сирия по ВВП на душу населения были не бедны, могли себе позволить и кое-какие социальные программы. Впрочем, нельзя не сказать и обратного: Ливия при ее небольшом населении и огромных нефтяных запасах с чуть более вменяемым руководством могла бы не тратить кучу денег на военные программы, поддержку террористов в 80-е от Локерби до Филиппин и прочие утопические художества по озеленению Сахары, а жить не просто "неплохо", а не хуже Эмиратов, Кувейта или Катара.

По теме
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

"Разве что йеменского президента Салеха могут свергнуть", — говорили еще в феврале и позже Мирский и Сатановский, потому что страна совсем нищая, в ее столице — Сане нет воды, там как нигде сильны позиции "Аль-Каиды" в Аллахом забытых деревушках и т. д. и т. п.

На практике же вышло, что как раз "картонный" режим йеменского президента Салеха оказался устойчивым. Юля и хитря, периодически обещая восставшим то реформы, то свой скорый уход от дел, пережив серьезное ранение при покушении, этот старый лис еще пока сидит в своем кресле. Точнее лежит около него в больничной койке. Несмотря на многотысячные демонстрации на протяжении всего года и их расстрелы полицейскими. Несмотря на настоящую партизанскую войну недовольных племен в провинции.

Тем не менее этот пока отрицательный результат — тоже результат: он свидетельствует о том, что серьезного раскола в йеменских элитах еще не сформировалось, а откровенная победа "Аль-Каиды", превращение в очередное "Сомали" с бегством всех даже не более-менее образованных, а просто хотя бы чуть приподнявшихся над первобытностью людей в эмиграцию страшит. Либо все еще нет консенсуса по поводу того, кто же может сменить упрямого Салеха. Напомним, нынешний Йемен "собран" из двух частей — Северного и Южного Йемена (Южный — бывшая британская колония, а потом — страна социалистической ориентации — прим. С. П.), между которыми не раз бывали войны (последняя произошла всего 17 лет назад). Да и поныне сохраняются противоречия.

Также продолжающаяся йеменская революция дает ответ на вопрос, столь любимый некоторыми чересчур наивными "патриотами": "Сможет ли "плоть от плоти народная", призывная армия стрелять в восставший народ, в отличие от "буржуазной", "наемной"?" Конечно же, сможет! Еще как сможет, если всем надоевший "верховный" отдаст приказ! Иначе тех, кто откажется стрелять, попросту самих расстреляют на задворках казармы. И потому счет убитых уже идет на тысячи, как в Сирии, где с суннитским большинством десятилетиями справляется засевшее в руководстве алавитское меньшинство.

Другой красноречивый пример — утопленные в крови народные волнения в Бахрейне. Здесь восстала и затребовала себе больших прав шиитская община богатого нефтеносного острова. Это либо выходцы из шиитского же Ирана, либо просто имеющие с ним тесные связи. Соответственно, в случае успеха такой "революции" ее результат был бы невеселым как для соседей-арабов, ездивших расслабляться на относительно либеральный остров от своих хиджабов, сухих законов и прочих высокодуховных "шариатов", так и для Запада. А Иран приобрел бы дополнительного союзника. Поэтому когда местный король Хамад II не справился, на помощь ему быстренько пришли саудовские войска. И циничный, живущий по законам "реал политик" мир закрыл глаза на бахрейнскую мясорубку.

Как бы то ни было, трагические бахрейнские события тоже имели свое положительное значение:

лопающиеся от денег правители "нефтяных монархий" Персидского Залива поняли, что и их при определенном стечении обстоятельств может накрыть той же самой волной, которая накрыла Бен Али с Мубараком.

В Кувейте и Саудовской Аравии власти в срочном порядке стали раздавать деньги на социальные программы и просто на счета подданных, чтобы их задобрить, отменили коммунальные платежи! Как говорится, могут, если захотят.

Однако Ливия оказалась более сложным случаем.

Миф о Каддафи

С началом ливийских событий у полковника Каддафи вдруг оказалось огромное количество поклонников в России, которые сочинили про него красивый миф. Точно такой же, как миф о добром и справедливом Сталине, о счастливой жизни в СССР, о необходимости вечной борьбы с "проклятой" Америкой и "деградирующей" Европой. Из блога в блог кочевал такой текст:

"ВВП на душу населения — 14 192 $.
На каждого члена семьи государство выплачивает в год 1000 $ дотаций.
Пособие по безработице — 730 $.
Зарплата медсестры — 1000 $.
За каждого новорожденного выплачивается 7000 $.
Новобрачным дарится 64 000 $ на покупку квартиры.
На открытие личного бизнеса единовременная материальная помощь — 20 000 $.
Крупные налоги и поборы запрещены.
Образование и медицина бесплатные.
Образование и стажировка за рубежом — за счет государства.
Сеть магазинов для многодетных семей с символическими ценами на основные продукты питания.
За продажу продуктов с просроченным сроком годности — большие штрафы и задержание подразделениями спецполиции.
Часть аптек — с бесплатным отпуском лекарств".

Как выяснилось, это был типичный пропагандистский трюк, который так же походил на реалии ливийской жизни, как мускулистые и румяные рабочие с советских плакатов на реальных заводских рабочих, а Книга о вкусной и здоровой пище — на ассортимент прилавков рядовых московских магазинов в самые благополучные 70-е.

Разумеется, Ливия, как нефтедобывающая страна, жила действительно лучше большинства стран Африки: "халявная" черная жидкость, сама бьющая фонтаном из-под земли, позволяла затыкать экономические проколы руководства и компенсировать его безумные дорогостоящие авантюры. Это мы и по нынешней России знаем: куча денег "растворяется" в госкорпорациях, уходит то на Кавказ, то на Сочи, то на подготовку саммита во Владивостоке. Но и рядовые россияне живут лучше, чем украинцы, белорусы и молдаване, и вступившие в ЕС болгары с румынами. Но, как и Россия при Путине не стала сравнимой с Германией или Францией, так и нефтеносная Ливия не напоминала Эмираты. Достаточно просто посмотреть на фотографии из Триполи или Бенгази — подержанные автомобили, облезлые стены, видавшие виды одежонки ливийцев не могут не броситься в глаза.

Бензин при Каддафи был действительно дешевый. Но зарплата младшего медицинского персонала уже не 1000, а 400 долларов. Медицина и образование — да, бесплатные. Но и качество, как у советских ПТУ и больницы: все серьезные операции и курсы лечения ливийцы старались проходить в соседних Тунисе и Египте.

Про пособия и дотации для ВСЕГО населения — такая же "правда", как размер колхозной пенсии в СССР (7 рублей, потом — аж целых 14 при стоимости кофточки 50, а цветного телевизора — 700 рублей). Хотя отдельные ливийские племена, переселенные при Каддафи из пустыни на более плодородные земли, были ему, конечно же, благодарны и долгое время его поддерживали.

Самой же большой проблемой была безработица

(до 25 процентов, среди молодежи — до 40). Всю "черную" работу в Ливии выполняли иммигранты, которых "щедрый" Каддафи, одержимый идеями объединения Африки, назвал из более бедных стран. Для них, как и для наших таджиков, не то что 400 — 100 долларов были большими деньгами. Это порождало дополнительные проблемы, ранее не характерные для Ливии: ненависть местного населения к пришельцам. Позднее это выльется в расправы над чернокожими, у многих из которых хватило ума еще и записаться к каддафистам в наемники, воевать с недовольными представителями коренного населения.

А еще в Ливии 42 года не было выборов. Вообще никаких.

Даже "чеченских" и "туркменских" с их результатами в 100 и более процентов за правящую партию. Потому что и партий тоже не было. Ведь Каддафи придумал не республику, а джамахирию, в которой выборы были не нужны. На бумаге "каждый участвовал в управлении государством", по факту правила семья "лидера революции", веселясь и проматывая деньги в роскошных отелях Европы. И тоже готовилась передача власти одному из сыновей (что, как и в Египте, никак не устраивало сложную, разобщенную еще и по территориальному, племенному признаку ливийскую элиту).

Да, в стране открылись магазины для малоимущих, которые не работали много-много лет. В Тобруке про это шутили: "Когда волнения начались, Каддафи открыл все эти магазины. Когда тысячи вышли на улицы, он сбросил в них цены в два раза. Когда революция дойдет то Триполи, наверное, в этих магазинах начнут выдавать деньги". И действительно, Каддафи начал раздавать деньги: каждая семья получила 400 долларов, а еще он начал ОБЕЩАТЬ крупные стипендии студентам и деньги на учебу. Но произошло это уже после того, как на востоке страны развернулась революция.

Довели до войны

Когда вслед за успехами египетской революции начались волнения в восточной ливийской области Киренаика, еще не было понятно, во что именно они выльются. Точно такие же беспорядки и самосожжения отчаявшихся шли в это время и в Алжире, Иордании, Марокко, в Иране. Уже начинала "закипать" Сирия, не говоря о Бахрейне с Йеменом.

Поначалу и сам Каддафи решил, что для борьбы с недовольными хватит одной местной полиции. Полицейские пустили в ход дубинки, потом начали стрелять … А потом вдруг выяснилось, что жители Бенгази не испугались, сами взяли штурмом полицейские участки, а кое-где даже повесили стражей порядка.

Тогда-то завертелась карусель. В Триполи вспомнили, что Киренаика исторически считалась мятежной провинцией, где были сильны позиции религиозного ордена сенусситов. Периодически она отделялась от Триполи и существовала как самостоятельное государственное образование. Сильнее тут было и сопротивление итальянским колонизаторам, да и ливийский король Идрис, при котором в Ливии нашли нефть и которого сверг Каддафи, был родом именно из Киренаики.

Триполитанец Каддафи Киренаику недолюбливал, тратил на ее развитие меньше средств, чем на свою историческую родину (Король Идрис все делал с точностью до наоборот). Как итог — волнения против его режима там вспыхивали достаточно часто, но до поры с ними удавалось справляться жестокими полицейскими репрессиями. А тут вдруг — бац, и не вышло,

региональные элиты перехватили инициативу, и восставшие сменили флаг, взяв за основу старый, королевский.

Муаммар послал разбираться в Киренаику своего верного сподвижника — министра юстиции Мустафу Абд-аль-Джалиля, прозванного российскими блогерами за простоватую внешность колхозником. Но тот вдруг сам перешел на сторону восставших и возглавил сформированный ими Переходный совет. В какой-то степени это была смелая с позиций "суверенной демократии" авантюра — рядовой министр, по сути, покусился на "трон". Причем, в отличие от Туниса или Египта, ему пришлось опираться не на мухабарат или армию, а на мятежный регион, где по улицам, знаете ли, разные люди бродят. В том числе и настоящие исламисты, религиозные фанатики с оружием в руках. Но храбрая игра в "или пан, или пропал" увенчалась успехом: на сторону Джалиля начали переходить еще не разбежавшиеся местные полицейские, некоторые воинские части, дипломаты за рубежом. Вскоре заволновались и противники Каддафи на западе Ливии, в его родной Триполитании. И тогда Каддафи дрогнул, бросил чернокожих наемников против восставших, начал бомбить мятежные города.

Тут уже заволновалось мировое сообщество, причем не столько Америка (которой лишняя война не нужна), сколько Франция и другие европейские страны: перед выборами тому же Саркози была выгодна классическая "маленькая победоносная война".

Заволновалась и Лига арабских государств, на бумаге исключившая Ливию за бомбардировки собственных же мирных кварталов (на деле — потому что за 42 года своих чудачеств Каддафи надоел арабским лидерам хуже просроченного фалафеля и хумуса).

Была принята резолюция ООН, которую "пропустили" и такие известные защитники "суверенных демократий", как Россия и Китай. Результат всем известен: спустя несколько месяцев Каддафи "дожали".

Уроки Ливии

Хотели, конечно, как лучше… Вряд ли Саркози думал, что война окажется не такой уж маленькой и победоносной спустя лишь полгода (у Обамы хватило ума выпутаться, чтобы лишний раз всуе не лягали "проклятую Америку", которой от Ливии ничего не надо и которая с легкостью выдавала Каддафи подозреваемых в терроризме). Что Каддафи будет всерьез сопротивляться. Что у него найдется опора среди тех же, например, племен, переселенных на плодородные земли (в ущерб жителям оазисов, которых заставили потесниться). Или среди чернокожих наемников из Чада, которым на родине "светили" лишь эпидемии да голод из поколения в поколение, а тут платили 100, 200, а то и 400 долларов (и которых молодые безработные ливийцы тоже недолюбливали, как гастарбайтеров, "отнимающих работу"). Что ливийское общество расколото куда сильнее, чем тунисское или египетское. И что на волне войны усилятся позиции исламистов, и теперь единственной идеологией, способной сплотить разрозненные ливийские племена, может стать лишь (хорошо если!) умеренный ислам.

Вывод для всех: до войны дело лучше не доводить. От нее никто не выигрывает: десятки тысяч убитых ливийцев, разрушенные города и туманные перспективы на будущее, оружие, расползающееся по всей Сахаре. Наверное, именно поэтому, "обжегшись" на Ливии, мировое сообщество теперь не спешит втягиваться в сирийские и йеменские дела. Но и Каддафи вряд ли теперь дадут убежище даже в Венесуэле, а ведь в первые дни ливийской революции это было еще возможно.

Невольно возникает вопрос: что было бы в Ливии, не будь резолюции ООН и вмешательства НАТО с Катаром? Наверное, что-то, напоминающее Йемен, Сирию или Иран, который тоже начали сотрясать миллионные акции протеста еще с 2009 года, задолго до тунисской революции. Чем закончатся эти революции, пока предсказать сложно.

Ливийский урок для нас, россиян, важен. Ведь что мы наблюдаем у себя дома? Полупридушенную, наводненную шпиками и провокаторами оппозицию, которую не пускают на выборы. Жесткий полицейский прессинг уличных акций (той же "Стратегии-31"). Финансовую подкормку жителей столиц "крошками с барского стола" как плату за лояльность. Короче говоря, условия (по крайней мере пока), мало подходящие для "Тахрира" у стен Кремля и вдалеке от него — на Триумфальной. И то не дают собраться! Но вот регионы, живущие по ужасным, с точки зрения москвичей, понятиям, страдающие от вопиющего беспредела чиновников, силовиков, цапков местного разлива и пришлых этнических мафий, уже периодически и все чаще вспыхивают сполохами то Пикалева, то Междуреченска, то Владивостока и Калининграда, то Кондопоги.

И в один прекрасный (или прескверный) день могут стать отечественной "Киренаикой".

Представьте, например, такую ситуацию: в одном из небольших городков повторяется сценарий Сагры, но в более жестком варианте. Местная полиция выступает на стороне бандитов и начинает применять оружие против взбунтовавшихся горожан. На их сторону вдруг переходят местные депутаты (пусть от "Единой России", но понимающие жизнь своего региона и страшащиеся за безопасность самих себя и своих близких, одновременно лелеющие надежду сделать хорошую карьеру в "случае чего"), а еще командир какой-нибудь воинской части, расквартированный в городке и…

Согласитесь, как и ливийский, это сценарий тяжелый: честные выборы всегда лучше, чем Майдан. Майдан всегда лучше, чем Тахрир. Тахрир лучше, чем Сирия и Йемен, при этом даже Йемен лучше, чем Ливия — сценарий, чреватый настоящей национальной трагедией и десятками тысяч погибших. Увы, так складывается, что его вероятность не только в Ливии уже "отлична от нуля".

Сергей Петрунин

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...