Обсуждение на вчерашнем саммите ЕС стратегической линии в отношении России выдалось неожиданно бурным. Изначально предполагалось, что пройдет спокойная дискуссия по уже известному докладу Жозепа Борреля о трех линиях поведения в отношении России: "давать отпор, сдерживать и сотрудничать". Но в среду Ангела Меркель и Эммануэль Макрон вдруг выступили с предложением о необходимости активизировать диалог с Москвой и, в частности, провести встречу на высшем уровне между ЕС и Россией.

Идея саммита с Путиным вызвала живейшую реакцию европейских лидеров, дискуссия приобрела резкий характер и затянулась за полночь. Однозначно поддержал предложение Германии и Франции лишь канцлер Австрии Курц. Решительно против выступили лидеры стран Балтии и Польши. Они заявляли, что встреча с Путиным станет односторонней уступкой, которая не изменит поведение Кремля. В конечном итоге совместная инициатива двух крупнейших стран ЕС была отвергнута, что бывает не часто. В принятом коммюнике лишь говорилось, что ЕС открыт "избирательному взаимодействию" с Россией и что Евросовет будет "исследовать форматы и условия диалога с Россией".

Во всей этой истории не совсем понятно одно: почему Меркель и Макрон вообще выступили со своим предложением, не прощупав почву и прямо накануне саммита ЕС? Думается, сыграла свою роль конкуренция с президентом США. Сказалась своеобразная ревность двух самых влиятельных лидеров ЕС к саммиту Байдена и Путина, стремление продемонстрировать роль ЕС как самостоятельного и важного субъекта международной политики. Однако саммит Байден – Путин трудно сравнивать с гипотетическим саммитом ЕС – Россия. В Женеве встречались лидеры двух самых мощных в военном отношении держав, играющих активную роль в различных регионах мира. И потому на первом плане, естественно, были вопросы стратегической стабильности. Остальные вопросы (Украина, Беларусь, положение оппозиции в России) затрагивались по касательной, в рамках взаимного обозначения красных линий. В целом речь шла о возвращении к упорядоченной конфронтации.

В Евросоюзе же Москва не видит достойного стратегического конкурента. Что хотела бы обсудить Европа в случае возрождения саммита ЕС – Россия, не проводившегося с 2014 года? Прежде всего, стабильность Украины и урегулирование конфликта в Донбассе. Но Кремль вполне устраивает замороженное состояние этого конфликта. А в ответ на претензии в отношении невыполнения Минских соглашений Москва привычно ответит, что не выполняет их как раз Киев. Не случайно уже давно не собирается саммит в "нормандском формате", участниками которого являются те же Германия и Франция. Если речь зайдет о Беларуси, то реакция Москвы на критику российской поддержки обезумевшего диктатора тоже предсказуема: принудительно сажать международный авиарейс, может, и не комильфо, но у нас с Белоруссией Союзное государство с взаимными обязательствами, а вы нарушаете государственный суверенитет Минска. Конечно, можно поговорить об активизации экономических связей. Но санкции отменять никто не собирается, да и Россия, судя по всему, не заинтересована в новом масштабном притоке европейских капиталов.

Так что, если подходить беспристрастно, то позиция европейских противников саммита сейчас выглядит обоснованной. Никаких перспектив для реанимации полузамороженных отношений между Россией и ЕС в обозримой перспективе не просматривается. Что не зачеркивает возможность двусторонних встреч с Путиным лидеров крупнейших государств Европы, того же Макрона, Меркель или ее будущего германского преемника.

Александр Ивахник

t.me

! Орфография и стилистика автора сохранены

Уважаемые читатели!
В последнее время система комментариев, существующая на нашем сайте, перестала работать благодаря очередным "улучшениям" со стороны Фейсбука. Мы пытаемся решить эту проблему. Будьте, пожалуйста, терпеливыми!
А пока можете оставлять свои комментарии в нашем Telegram-канале https://t.me/kasparovru
Спасибо, что вы с нами!