Пробивший стену. Дружеский шарж С.Елкина: dw.com
  • 03-03-2021 (11:35)

Любимо-ненавистный

Блогосфера о 90-летии со дня рождения Михаила Горбачева

update: 03-03-2021 (12:15)

Исполнилось 90 лет со дня рождения первого и последнего президента СССР Михаила Горбачева. Его личность и деятельность вызывают споры, иногда — весьма ожесточенные. Далеко не все согласны с тезисом "он дал людям свободу". Тем не менее, даже самые резкие критики Михаила Сергеевича Горбачева признают: в отличие от нынешней генерации авторитарных правителей он не держался за власть.

Кирилл Лятс:

"Сегодня день рождения у одного из величайших людей нашей страны, да и всего мира — 90 лет Михаилу Горбачеву.

Каждый год в этот день я снова и снова повторяю слова благодарности за то, что сделал этот человек.

По теме
Реклама
По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Я был счастлив в эпоху Перестройки, Гласности и Ускорения.

Еще в 10-м классе я уже мечтал создать кооператив (создал на втором курсе)..."

Иван Иванов:

"Множество нынешних проблем, и не только в РФ — на его совести. В частности, все смерти в Нагорном Карабахе — на нем. Не желая "раскачивать лодку", он не хотел принимать решений, заметая проблемы под ковер".

Егор Седов:

"Основное качество вчерашнего юбиляра — его "черно-белость", любимо-ненавистность.

Причем разговор о Горбачеве характеризует не столько самого Горби, сколько говорящего: за что он его любит? За что ненавидит? И все сразу становится ясным. Лакмус такой.

Ненавистность: Вильнюс, саперные лопатки в Тбилиси, слишком медленный вывод войск из Афгана, разгоны митингов, антиалкогольная кампания (печально, что эта история вообще никого ничему не научила...). Было такое? Да.

И это — одна позиция.

И вторая: этот предатель (ставленник мировой закулисы) развалил СССР. (Что, кстати, совершеннейшая неправда: развалили СССР обстоятельства.)

И это — вторая позиция. И в одном, и во втором случае все понятно. С говорящими — не с эпохой и не с самим Горбачевым.

Однако и восторженные посты многих блогеров меня радуют. Понятна их основная причина: они были юны тогда, а тут еще такая движуха началась! А это значит, что общественное отношение к 90-м очень-очень скоро резко поменяется — с "лихих" на примерно "благословенные".

А Михаилу Сергеевичу желаю жить да здравствовать".

Он же:

"Ненавистники Горбачева иногда потрясают.

Вот один охранительский ТГ-канал:

"Мы обязаны официально чествовать юбиляра, пока он жив, и мемориально отметить после кончины.

Потому что он — законный глава Российского государства, один из равных в тысячелетней череде эпох и правителей. Никто не вправе изъять его из пантеона, где есть Иван Великий и Николай II, Сталин и Керенский, Путин и Хрущёв. По должности, без всяких фанаберий.

Он и так страшно наказан..."

Ну, и понятно, что они дальше погнали. Но каковы! Должность — это все! Преклоните колени перед Ее Величеством Должностью, перед верхушкой имперского айсберга, даже если вам люто ненавистен носитель должности!

Вот эти лоялистские роботы нам противостоят. Но такой лоялизм заканчивается коррозией и полной непригодностью, так что шансы у нас очень неплохие.

Вот они и подтвердили: кто говорит про Горби, говорит не о нем, а о себе.

Да, кстати, никаким "главой Российского государства" Горбачев, разумеется, не был. По причине несуществования до 1991 года независимого российского государства".

Александр Скобов:

"Михаил Сергеевич Горбачев для меня — это человек, который сначала лично распорядился прекратить возбуждение новых уголовных дел по политическим статьям, а затем пробил через Политбюро решение об освобождении политзаключенных. И мне плевать, чем он это мотивировал и в каких формулировках. Блаженны освободившие узников.

Я не думаю, что у него был какой-то план. Я не думаю, что он понимал, что он делает и что происходит. Мне кажется, он искренне любил советскую империю и хотел ее улучшить, соединив несоединимое: империю и свободу. Он честно пытался сохранить империю. Вплоть до крови. До первой крови. Как только проливалась первая кровь, он отступал. У него была аллергия на кровь. Он не стал спасать свою любимую империю ценой большой крови. И не стал цепляться за личную власть. Он был один, который не стрелял.

Спасибо Вам, Михаил Сергеевич, и с днем рождения!"

Алексей Рощин:

"Смешно то, что сторонники "нерушимого СССР", которые все эти дни массово заходятся в ненависти к "предателю Горбачеву", на самом деле, получается, тоскуют по несбывшейся мечте — прожить все последние четверть века под властью этого самого, ненавистного им "проклятого Горби". В чистом виде холопы, обманутые в лучших чувствах — барин, вишь ли, оказался "ненастоящим"!

Они ведь "предъявляют" Горбачеву, что он "не сохранил СССР". Однако, если б он его сохранил каким-то образом — очевидно, он бы и досидел в кресле генсека КПСС, то есть, соответственно, и правителя Всея совка, аккурат и до нынешнего 2021-го. Вот это был бы рекордсмен так рекордсмен — куда там Путину! С 1985-го по 2021-й — это ж только английская королева могла бы посоперничать. А как иначе? Генсеки в совке имели свойство покидать свой пост только ногами вперед. Единственные исключения — Хрущев и вот сам Горбачев.

Крепким ведь парнем оказался старина Горби! Кто б мог подумать тогда, что он переживет всех — и Лигачева, и Яковлева, и самого Ельцина... Фактически он спас всех нас от перспективы стареть и умирать под его старческой дланью вплоть до настоящего времени. Ужас! Низкий поклон ему хотя бы за это.

Ведь вся эта ропщущая толпа холопов его никогда бы не скинула".

Тимур Ханов:

"Горбачева сегодня свободно облаивают те, кому он дал свободу".

Виталий Иванищев:

"Михаил Сергеевич Горбачев сегодня в больнице, и больших празднеств не планируется. В свои 90 он обогнал Керенского и стал самым долгоживущим правителем России. А долгоживущие — это хорошо, это даже лучше, чем долгоправящие.

Михал Сергеич сделал немало ошибок, но всегда умел их признавать. Но, главное, удалось не допустить так называемого "Югославского" сценария. Горбачев безусловный миротворец.

Давайте уж до 120!"

Роман Попков:

"Насчет 90-летия Горбачева. Я настолько старый, что неплохо помню день его назначения генсеком. Меня как раз забирали из больницы, где я лежал в детском ЛОР-отделении. Хлюпала весна, на фасадах повсюду висели тяжелые от сырости красные флаги СССР с черными траурными кистями. Я, ребенок детсадовского возраста, вполне привык уже к похоронам генсеков как к фоновому событию, и смерть Черненко не особо впечатляла. Но радость по поводу избавления от больницы странно резонировала с черно-красной гаммой знамен. Радостно, но и тревожно было в детской душе.

Дома по телеку показывали Горбачева. Я спросил у мамы и бабушки, когда будут следующие похороны. Мне ответили, что "этот молодой, он теперь долго у нас будет".

Сергей Давидис:

"Я совершенно не являюсь его поклонником или любителем, не голосовал за него и не думаю, что проголосовал бы за него на выборах. Но он ценен не своими выдающимися личными свойствами, а тем великим вкладом, который внес в историю. Вероятно, частично он внес его невольно, но это ничего не меняет. Его воля совершенно очевидно не была направлена на сохранение власти любой ценой, на сохранение советской диктатуры.

Я человек поколения, вступившего во взрослую жизни при Горбачеве. Я хорошо помню это время, когда мерзкую железобетонную обреченность советской власти начали вдруг пробивать ростки неожиданной надежды, которые с каждой неделей, с каждым месяцем становились все сильнее. Это была продолжавшаяся несколько лет весна, совершенно неожиданно сменившая казавшуюся вечной привычную уже зиму".

Геннадий Смирнов:

"Не сказать, чтоб меня в моей жизни все устраивало. Но без М.С. Горбачева я, скорее всего, был бы сейчас каким-нибудь вторым секретарем занюханного райкома. Или зам.начальницы управления культуры того же прекрасного района. Сидел бы под портретом Великого Ленина и радостно ожидал праздничного заказа со шпротами и горошком.

У меня есть кое-какие претензии к дорогому Михаилу Сергеевичу, но спасибо ему за то, что обошлось без всего этого пыльного г***а".

Николай Упоров:

"Тем не менее без Горбачева не было бы истязаний грузин на площади в Тбилиси, Сахаров мог еще пожить, в Вильнюсе и в Риге не было бы инцидентов с местным омоном, в чернобыль на ликвидацию последствий не погнали бы неэкипированные пожарные расчёты, детей в Киеве не вывели бы сразу после катастрофы в Чернобыле на первомайскую манифестацию... он вполне заслужил срок за все свои грехи... а не оваций".

Дмитрий Гудков:

"В любом случае, тогда на исходе Союза мир был довольно понятен: если вот эти упыри против Горбачева — значит, что-то он сделал правильное. Ну, или просто оказался достаточно человеком, чтобы восстановить против себя упырей.

В принципе, сейчас, по прошествии 30 лет, этого уже достаточно. Потому что упыри вернулись, проведя работу над ошибками. И никто уже не поедет в тот же Фарос на переговоры. Не с кем больше переговариваться, тут все — их.

Оставим в стороне пока большую историю. Посмотрим на маленькую, личную, частную. Уж если заговорили об СССР — помните его вождей? У всех у них была не личная жизнь, а то стыдная тайна, то зубодробительная мука. Добирались до самой верхушки, выгрызали друг другу горла — за это время полностью теряли человечность, простую способность любить.

Да и сейчас самый большой путинский секрет, одна из швейного набора кощеевых игл — его семья. От кого там какие дети, кто они, где они — не дай бог признаться. И на этом фоне Горбачев стоит где-то в стороне, прекрасной стороне, где не нужно мучить других и мучиться самому.

Вот он, вот его Раиса Максимовна — и все просто, понятно и радостно.

Этого мало для политика? Но этого достаточно для человека. И оказывается, что именно-то людей среди генсеков и президентов острая нехватка".

Владимир Коростелев:

"Помню командировку в Ленинград в мае 1985-го. Тогда туда впервые приехал М.С. Горбачев. Можно ли сегодня представить руководителя российского государства, который без боязни общается с народом, а большинство людей его даже не знает в лицо?

Тогда было так. Среди недели я заехал на площадь Восстания и увидел перекрытое движение и несколько лимузинов у монумента: какое-то начальство открывало памятник в честь 40-летия Победы. Неожиданно невысокий человек быстро вышел из кольца охраны и подошел к прохожим на углу Невского и Лиговки. Это было чем-то невероятным (а в наше время — тем более). В кармане плаща у меня был "ЛОМО-Компакт". Я постарался протиснуться поближе и сделал несколько фото, подняв фотоаппарат над головой, но не очень хорошо слышал его слова. Тогда Горбачева еще не знали в лицо. Когда он уехал, окружающие спрашивали друг у друга: "Так кто это был?" Кто-то ответил: "Говорят, Шеварнадзе". Остальные заспорили: "Шеварнадзе другой".

Вечером в гостинице "Гавань" мой друг, до этого молча смотревший телевизор, вдруг закричал: "Иди скорей! Ты только послушай, что он говорит! Только послушай!"

А говорил он тогда действительно невероятные для советских людей и для нашего ТВ вещи. И мы почувствовали надежду, что застою конец, что жизнь изменится. Золотое было время Солнечное. Счастливое ощущение перемен и весны.

Я уверен, весна в нашей стране обязательно наступит. И перемены, которые начал Михаил Сергеевич, необратимы. Пожелаем ему сегодня здоровья и счастья".

Андрей Зубов:

"Бог дал ему долгую и достойную жизнь. Думаю, это — награда за то добро, которое он сам дал миру. Михаил Горбачев разительно отличался от всех кремлевских диктаторов начиная от Ленина и Троцкого и кончая немощным Черненко. Он был и остается человеком, он верил и, думаю, верит в те принципы, на которых идеологически строился коммунистический режим. Маркс, Ленин, социализм для него не пустой звук, не удобное прикрытие для неограниченной личной власти и не рутинная формула для нелюбопытного медленного ума. Ум Михаила Сергеевича острый и живой даже в преклонные годы. Он мечтал осуществить того Ленина, которого никогда не было, тот социализм, которым и не пахло в СССР начиная с самого октября 1917.

...

Я не склонен сомневаться в утверждении Яковлева, что жестокости в Казахстане в 1986, в Армении и Азербайджане в 1988, в Тбилиси в 1989, в Вильнюсе — в 1990 не его рук дело, а КГБ и лично Крючкова, который так подставлял Горбачева, чтобы вырвать из его рук власть и вернуть СССР к привычному бандитскому рабству под пятой КГБ. Да, Горбачев не ожидал, что так просто развалится Варшавский договор и СЭВ, так легко отделится Прибалтика, а потом начнется "парад суверенитетов", что ничего не выйдет из союзного договора. И слава Богу, что не ожидал. Если бы ожидал, то, возможно, не стал бы на путь широких реформ после марта-апреля 1985 г. Возможно стал бы новым Андроповым или Хрущевым. И только.

Но он стал освободителем народов от Эльбы до Монголии и Владивостока, от Которской бухты и Охридского озера до Моозундского архипелага и Мурманского берега. Разве этого мало?"

Димитрий Саввин:

"Бывает такое: человека все благодарят за то, что он всеми силами пытался предотвратить.

Вот с Горбачевым, например, именно так".

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...