На прошлой неделе я встречался с послом Королевства Швеция в Украине Мартином Хангстрёмом и первым секретарем посольства Камераном Худуром. Темой встречи была организация система государственной власти и публичного сектора Швеции. По ее итогам хотелось бы развенчать некоторые мифы о "шведском социализме", которые существуют у нас.

Публичный сектор Швеции подразделяется на три независимые друг от друга части – государство, региональное самоуправление и местное самоуправление. Хотя в публичном секторе работает более 1 млн. шведов, львиная доля их относится именно к сфере самоуправления – 270 тыс. человек на региональном и 770 тыс. человек на местном уровне, а государство является работодателем для 244 тыс. человек. К сфере государства относится национальная оборона, правоохранительная деятельность, высшее образование, социальная помощь. На обеспечение своей деятельности государство собирает акцизы, налог на прибыль корпораций, НДС и налог с больших доходов физических лиц (20% от 468700 крон (около 52 тыс. долларов США) и 25% от 675001 крон (около 75 тыс. долларов)). Всего центральное правительство имеет порядка 1 трлн. крон налоговых поступлений, из них 224 млрд. крон расходуются на социальную помощь, 106 млрд. крон на гранты местному самоуправлению, 90 млрд. крон на высшее образование и науку (источник: Swedish Government Offices Yearbook 2017).

Региональное самоуправление представлено 20 региональными советами (landsting), к сфере их компетенции относится здравоохранение (медицина и стоматология) и общественный транспорт. Для финансирования этой деятельности советы устанавливают региональный подоходный налог в размере до 13%. Хотя сбор налогов осуществляет государство, оно не имеет права вмешиваться в определение его размера или порядок использования средств, а также должно сразу же перечислить собранную региональную часть подоходного налога в бюджет региона. В 2017 году суммарные налоговые поступления в региональные бюджеты составили 249 млрд. крон, а суммарные расходы 349 млрд. крон (источник: www.statistikdatabasen.scb.se), из которых 44,5% пошли на оплату труда 270 тыс. публичных служащих (врачи, медицинский персонал, сотрудники общественного транспорта).

Местное самоуправление – это 290 муниципальных советов (kommuner), они отвечают за школы, заботу о детях и престарелых, благоустройство. Местные советы устанавливают свою часть подоходного налога по ставке до 19%, его сбор и перечисление в местный бюджет происходит аналогично региональному. В 2017 году суммарные налоговые поступления в местные бюджеты составили 453 млрд. крон, а суммарные расходы 673 млрд. крон (источник: www.statistikdatabasen.scb.se), из которых 55,2% пошли на оплату труда 770 тыс. публичных служащих (школьных учителей, социальных и коммунальных работников).

Действительно, в Швеции крайне высокая налоговая нагрузка. Однако следует учитывать, что из всех налоговых поступлений порядка 52% идет собственно государству, 13% региональным советам и 35% – местным советам. Местное самоуправление, которое обеспечивает практическую всю социальную сферу Швеции – это не государство. Правительство не финансирует (за редким исключением, когда местным общинам не хватает налоговых поступлений) и не управляет здравоохранением, школьным образованием и т.п. Региональные и местные общины могут устанавливать ставку налога ниже 13% и 19%.

Интересно и то, что центральное правительство Швеции имеет невиданную для нас степень автономии. Парламент (Риксдаг) назначает лишь одного человека – премьер-министра. А уже премьер по своему усмотрению назначает и увольняет министров, определяет набор органов исполнительной власти и их структуру. Интересно также и то, что законопроекты могут вноситься в Риксдаг лишь с согласия правительства, хотя случаи злоупотребления этими полномочиями шведам неизвестны (а у нас сразу же возник вопрос – ведь правительство вполне может зарубить любые законодательные инициативы оппозиции). Правительству подчинены все органы исполнительной власти, включая вооруженные силы. Парламенту подчинены лишь не входящие в систему исполнительной власти центральный банк и национальная служба аудита (аналог счетной палаты). При этом, хотя центральное правительство имеет региональные офисы, они по функционалу и ресурсам не подменяют собой исполнительные органы местного самоуправления. Министерства же и вовсе не имеют региональные подразделений.

Наконец, следует сказать пару слов о государственных предприятиях. Да, они есть и играют определенную роль в экономике, и наиболее гротескным примером является Systembolaget, национальная монополия на розничную продажу алкоголя. Однако этих компаний не так уж и много, и все они отделены от органов исполнительной власти. Никакое министерство или иной орган не управляет конкретным государственным предприятием. Государство является просто акционером (в некоторых случаях, его пакет акций меньше 100%), оно назначает своих представителей в совет директоров и получает свою долю прибыли в виде дивидендов. Это сделано для того, чтобы компании, пускай и государственные, существовали в системе рыночной конкуренции, насколько это возможно в конкретной отрасли. Они полностью отделены от сферы публичных финансов, не получают субсидии от государства и не финансируют правительство, помимо выплаты дивидендов.

В завершение этой колонки, я хотел бы ответить на вынесенный в заголовок вопрос: а есть ли в Швеции социализм, и, используя само слово "социализм", не вешаем ли мы ярлыки, которые имеют мало общего с действительностью? Так вот, социализма в нашем понимании – с перераспределением значительной доли ВВП через государственный бюджет, государственным социальным обеспечением и государственным влиянием на экономику – в Швеции нет. Вот три основных аргумента в пользу такого вывода:

•          Социальное государство в Швеции ограничено системой адресной социальной помощи и высшим образованием. Здравоохранение, школьное образование, забота о детях и престарелых не относятся к сфере государства и не финансируются им, это все – компетенция местного самоуправления, которое не входит в систему государственной власти.

•          В Швеции нет значительного перераспределения ВВП через собственно государственный бюджет. Да, финансирование социальной сферы требует средств, которые собираются через региональные и местные налоги, но государство не имеет к ним отношения. Это компетенция местных общин, размер этих налогов не определяются законодательно, государственные органы не распределяют эти поступления и не управляют ими.

•          В Швеции государство не влияет на экономику. Число государственных предприятий невелико, а те, что есть, не находятся в ведении органов исполнительной власти. Государство, действуя в качестве акционера, имеет крайне ограниченное влияние на них и уж точно не занимается оперативным управлением.

Валентин Хохлов

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter