В своем новогоднем интервью я высказал предположение, что все усилия российской дипломатии в ближайший месяц (до 29 января) будут направлены на то, чтобы убедить "американских партнеров" не включать в Kremlin Report Путина и его личную финансовую гвардию. Метод убеждения традиционный — шантаж и предложение крыши.

Талантливейшие северокорейские ученые и инженеры в который раз за последние полтора года могли бы где-то в середине января поразить все прогрессивное человечество еще каким-нибудь дерзким технологическим достижением. Взорвать, например, термоядерный заряд над Тихим океаном. Весь мир в панике начнет считать минуты, оставшиеся до ядерного апокалипсиса. Не растеряется только один человек, и вы знаете имя этого человека. Он полетит в сопровождении своего православного духовника Тихона в самую опасную на земном шаре точку, в Пхеньян, и объявит оттуда: "Мой друг Ын готов вести при моем посредничестве переговоры с моим другом Доном в Москве в отеле Ritz-Karlton". Благодарный мир, спасенный, почтительно склонится к ногам шантажиста, как это уже было в 2013 году после трюка с "химическим разоружением" Башара Асада.

Такая задумка присутствовала. Однако, предупреждал я в том же тексте, во-первых, в Вашингтоне уже разобрались в замысле операции "Ядерный офшор" и прекрасно представляют себе суть назойливо предлагаемой Путиным "помощи". Во-вторых, судя по целому ряду разведпризнаков, США и Китай постепенно продвигаются к той Большой сделке по Корее, контуры которой ваш покорный слуга обрисовал несколько месяцев назад в статье "Корейская шкатулка".

Роковая дата 29 января тем не менее неумолимо приближалась, и кремлевские не могли не предпринять отчаянной попытки какого-то драматического шантажа. На самом флажке в Вашингтоне неожиданно появилась тройка высших руководителей российских спецслужб.

К тому времени Kremlin report был уже согласован работавшими над ним ведомствами и подготовлен к передаче в конгресс. В соответствии с поручением закона от 2 августа был составлен список самых близких к Путину и наиболее замешанных в его военных и финансовых преступлениях персонажей.

Весь день 29 января в Вашингтоне ждали опубликования доклада — закон отвел на его подготовку 180 дней. Только на утро выяснилось, что в полночь доклад все-таки был представлен. Очевидно, задержка была вызвана тем, что на каком-то очень высоком административном уровне в последний момент в него были внесены существенные изменения.

Большинство наблюдателей обращают внимание на превращение списка наиболее одиозных фигур в перечень, который единодушно был назван "телефонной книгой администрации президента и правительства РФ". Такое расширение списка ослабляет удар, который доклад мог нанести по путинской клептократии. Ответственность размывается.

Но самое негативное из внесенных в последний момент изменений заключается совсем в другом. Напомню, что знаменитая секция 241 упомянутого закона была посвящена персональным санкциям и требовала от исполнительной власти не только представить список людей, близких к Путину и вовлеченных в его преступления, но и дать по каждому из этих фигурантов подробнейшую финансовую документацию, включающую размер состояния, источники дохода, коррупционные схемы, собственность родственников и полный список всех активов, находящихся в юрисдикции Соединенных Штатов. Так вот вся эта информация была перенесена в закрытую секретную часть доклада.

Параллельно с работой над Kremlin report авторитетный американский экономический институт National Bureau of Economic Research дал свою оценку размеров частных российских активов в США — приблизительно один триллион долларов, точнее между 0,8 и 1,3 триллиона долларов. Даже самые беспощадные критики режима не представляли такого масштаба воровства. Закон требовал обстоятельно разложить этот триллион по полочкам: что там у Абрамовича, что там у Мордашова, что у разнообразных ролдугиных, отвечающих за личные активы Путина.

Собранная документация занимает сотни страниц, и она убийственна для российской клептократии по двум причинам. Да, в России давно знают, что ее правители воры, и привыкли ко многому. Но подробнейшая детальная информация о сотнях миллиардах долларов, украденных у страны ее руководством, произведет серьезный политический эффект, последствия которого трудно прогнозировать. Это даже не ограбление века, а ограбление тысячелетия, не имевшее прецедентов в мировой истории. Never in the history of human conflict so many have been robbed of so much by so few.

Вторая причина касается последствий для бенефициаров русского триллиона в Соединенных Штатах. Когда закрытая часть доклада будет обнародована, содержащейся в нем информации будет достаточно, чтобы без всяких новых санкций или иных политических решений судебные органы рутинно применили к его фигурантам меры, предусмотренные законодательством по борьбе с отмыванием капиталов, нажитых преступным путем: замораживание активов, их дальнейшая конфискация и в перспективе возвращение украденного жертве преступления — российскому народу. Собственно, по этому пути уже пошли власти Великобритании, потребовавшие у российских мегажуликов, начиная с вице-премьера Шувалова, объяснить природу их состояний. Никаким легальным путем такие деньги вожди России в свободное от службы время заработать не могли.

Именно этого опасалась российская верхушка, и потому 29 января на всех российских политических телешоу царила атмосфера паники и истерии. Показательна сценка на одной из таких передач, когда видный государственный деятель кричал: "Трамп нас предал. Мы теперь должны опубликовать весь имеющийся у нас компромат на него". Ведущий Попов заинтересованно спросил: "А что, он у нас есть?" "Конечно, есть!" — воскликнул политик.

А вот утром 30 января на тех же каналах господствовали уже совсем иные настроения — "Трампушка снова наш!" Путин весь день распинался о необходимости дальнейшего сотрудничества с Соединенными Штатами. И конечно, прежде всего в деле совместной борьбы с исламским терроризмом.

В сотый раз он с большим нажимом напомнил историю про Царнаевых — как в 2011 году Москва предупреждала США, но те не прислушались и в 2013 году произошел теракт на Бостонском марафоне. Настойчивое возвращение Путина к теме Царнаевых — это возвращение преступника на место своего преступления. В излагаемой им истории он сознательно забывает о ключевом в ней промежуточном звене. Да, действительно, из Москвы дважды предупреждали, что Царнаевы опаснейшие исламские экстремисты и потенциальные террористы, но не представили никаких конкретных данных, которые позволили бы американским властям преследовать их.

И уже после того, как их по московской наводке дважды допрашивали в ФБР, Царнаев-старший, прекрасно зная, что российские власти объявили его опасным исламистским экстремистом, в 2012-ом году отправился тем не менее в Москву и не какими-то тайными тропами, а совершенно открыто по своим документам на самолете компании "Дельта" в аэропорт Шереметьево. Он мог прилететь в Россию только будучи абсолютно уверенным, что он будет там в полной безопасности, что он едет к друзьям и кураторам. Естественно, его встретили компетентные органы, под чуткой опекой которых он затем находился около шести месяцев, путешествовал по Кавказу и встречался с реальными деятелями исламистского подполья. Тех уничтожали, а он оставался живым и невредимым, и в конце концов снова прибыл в Москву, откуда вновь на самолете "Дельта" направился с благословения кураторов навстречу своей судьбе. Бостонский взрыватель был заряжен.

Есть и продолжение этой истории: когда американские сенаторы приехали расследовать российские связи Царнаева, их сначала водили за нос и утверждали, что никакого Царнаева в России никогда не было. Потом подсунули провокатора, который пообещал передать интересующие их сведения о Царнаеве, и театрально арестовали под камеры американского дипломата. Вызволять его из ФСБ приехал посол Макфол и больше вопросов о Царнаеве американцы уже не задавали.

Существует масса прямых, косвенных и психологических свидетельств того, что Царнаев-старший в 2012 шесть месяцев готовился в России к своей миссии в Соединенных Штатах в 2013 году. Пока американцы не найдут в себе мужество взглянуть фактам о своих российских "партнерах" в глаза, те будут продолжать дурить их под благовидным предлогом "совместной борьбы с исламскими террористами". Как это и произошло снова на очень высоком уровне в конце января.

Три военных преступника (я их называю их так по результатам их продолжающихся деяний в Украине и в Сирии) Нарышкин, Бортников и Коробов вдруг оказались в США, хотя двое из них были в санкционных списках. Там они встретились с коллегами, включая директора ЦРУ. И как свидетельствуют скупые публикации в российской и американской прессе (в том числе интервью M. Помпео), эти трое работали по той же методичке, по которой действует вся российская пропаганда уже пять лет после теракта в Бостоне.

Эти добрые люди приехали предупредить американский народ о грозящей ему страшной опасности: сотни или даже тысячи исламских террористов российского и постсоветского происхождения после завершения активной фазы военных операций в Ираке и Сирии направляются в другие страны и могут оказаться и в Соединенных Штатах. Интересно получается: сначала кремлевские их сотнями отправляли на Ближний Восток из России, потом с гордостью докладывали, что их всех уже по десять раз уничтожили наши славные воздушно-космические силы, а теперь оказывается, что их все равно остались тысячи. И если бы замечательные Нарышкин, Бортников и Коробов не предупредили бы Соединенные Штаты и не предприняли бы cо своей стороны необходимые меры, то террористы хлынули бы в США взрывать американские города. Ну как же теперь не сотрудничать с этими замечательными людьми, которые заранее предупреждают партнеров о серьезной опасности.

Вся путинская агентура влияния в Вашингтоне — саймсы, киссинджеры, грэмы — снова завопили хором хорошо выученную ими мантру: "We need Russians, we need Russians! Нам надо сотрудничать с русскими, иначе нас будут взрывать в наших городах. А чтобы русские с нами сотрудничали, нужно закрыть глаза на всякие мелкие разногласия по Украине и другим вопросам. И уж навсегда забыть о санкциях против их высшего политического руководства".

Кремль проводил эту дешевую разводку десятки раз — и не только в Соединенных Штатах. И вот она снова сработала. Причем на этот раз в ней с особым цинизмом поучаствовал один из организаторов Бостонского теракта. Не случайно Путин в своих беспрерывных воспоминаниях о Царнаевых все время повторяет: "Мы с Бортниковым, я поручил Бортникову". И вот теперь этот Бортников-Бостонский приезжает в США поучать американцев — не как щи варить, а как обеспечивать безопасность их городов. Для настоящего чекиста (а товарищ Бортников недавно поведал нам, что он гордится всей столетней историей этой преступной организации) поморочить голову директору — ЦРУ это такое же удовольствие, как пострелять врагов народа из маузера Феликса Эдмундовича. Уровень непонимания "Who is Mr. Putin" и "Who is Mr. Bortnikov" в Америке по-прежнему просто зашкаливает.

31 января я принимал участие в семинаре "Atlantic Council", где обсуждалась ночная трансформация Кremlin report. Как и другие выступавшие, я связывал ее напрямую с визитом русской тройки. Рассказывая об эйфорической реакции в Москве 30 января, в частности об очередной путинской лекции о Царнаевых, я поставил небольшой эксперимент. Я попросил поднять руку тех слушателей, кто знает, что путинская каноническая версия неполна — опускает шестимесячное пребывание Царнаева-старшего в РФ в 2012 году под полным контролем ФСБ и его благополучное возвращение из их рук обратно в США. Не поднялась ни одна рука. Люди действительно об этом ничего не знали и уже после окончания семинара заинтересованно меня расспрашивали. А в зале ведь присутствовали не случайная выборка обывателей с улицы, а исключительно эксперты по безопасности, по российско-американским отношениям, многие годы занимающиеся этой тематикой (более ста человек). Какова же должна быть в американском обществе степень заговора молчания об обстоятельствах бостонского теракта!

У этого умолчания есть свои внутриполитические причины. Леволиберальные СМИ, доминирующие в американском медийном пространстве, ежедневно ожесточенно бичуют Трампа за малейшие проявления симпатий или мягкости по отношению к путинскому режиму. Но логика политической борьбы не позволяет им поднять тему путинских корней бостонского теракта. Ведь тогда этим пламенным демократам пришлось бы заговорить о сознательном cover up обамовской администрацией крупнейшего после 9/11 террористического нападения на территорию США.

Казалось бы, у Трампа есть благоприятная возможность обвинить демократов в лицемерии и сбросить с себя раз и навсегда обвинения в загадочной путинофилии. Увы, странная застенчивость этого брутального альфа-самца по отношению к своему российскому визави не фейк, а объективная реальность.

В результате американский политический класс загнал себя в двухпартийный угол и вынужден покорно жевать подсовываемую ему из Кремля жвачку "наших общих интересов в борьбе с исламским терроризмом". Ночью 29 января кремлевская спецтройка и президент Трамп остановили (надеюсь, ненадолго) сокрушительный информационный и финансовый удар, нет, не по России, а по преступной российской клептократии, четверть века грабящей и уничтожающей Россию.

Теперь ставки подняты максимально. Либо сотни страниц доклада будут рассекречены в высших интересах русского и американского народов, либо США добровольно надолго станут заложниками кремлевской клептократии.

Чтобы вырваться из ловушки "сотрудничества с Россией в борьбе против терроризма", конгрессу необходимо провести расследование всех обстоятельств бостонского теракта, а также многолетних усилий Кремля по пополнению рядов ИГИЛ боевиками из России и постсоветского пространства.

Для начала я порекомендовал бы конгрессменам ознакомиться с блестящей статьей СNN National Security Analyst Michael Weiss’a "Russia’s Double Game with Islamic Terror". Она была опубликована еще в октябре 2013 года, но не была до сих пор прочитана и услышана ни обамовской, ни трамповской администрациями. Может быть потому, что M. Weiss — единственный, насколько мне известно, американец, кто ставит столь очевидные и столь тяжелые для апологетов "сотрудничества" вопросы:

But how did Tamerlan manage to arrive at Moscow’s Sheremetevo Airport in January 2012, then proceed to Dagestan, after the FSB was obviously aware of his purported plans to join "bandit underground groups"?

How did Tamerlan get from Makhachkala to Moscow, then board a plane back to New York, if he was wanted for questioning by the Russian security services? And did the FSB, in seeking information from the CIA, ever alert it to the fact that Tamerlan had now vanished from its purview in a hotbed of fundamentalist insurgency?

В России для любого думающего человека оба вопроса риторические и ответ на них один и тот же.

Дополнительную ценную информацию конгрессу могли бы предоставить бывший госсекретарь Керри, сопровождавший в 2013 году делегацию конгрессменов в России, бывший посол в Москве Макфол, американский дипломат-разведчик Райан Фогл, арестованный при попытке получить сведения о пребывании T. Царнаева в России и, наконец, Царнаев-младший, который пока еще не посажен на электрический стул.

Андрей Пионтковский