Было время в начале нулевых, когда роль Путина еще не определилась, и его яростные оппоненты казались неврастениками, а среди поддерживавших его и с ним сотрудничавших были люди хорошие и честные. Мы не знали, правы ли Шендерович и Новодворская, Немцов и Илларионов.

К концу нулевых сомнения разрешились, люди приличные, нетрусливые и непродажные разобрались с тем, who is Mr. Putin, среди пропутинской клоаки остались одни холуи.

И мы узнали их поимённо.

В начале "правления" Симеона Бекбулатовича..., сорри, "Айфончика" Медведева среди робких оптимистов, вдохновлённых мудрой максимой "свобода лучше, чем несвобода", тоже было несколько приличных людей, посвятивших души прекрасные порывы этому поистине удивительному персонажу.

Хватило года, чтобы самые искренние идеалисты-оптимисты, узрев печальную реальность, делегировали свой восторг людям практической сметки. К концу калифствования (неологизм В. Маяковского) "Айфончика" поддерживала только лицемерная сволочь.

И мы узнали её поимённо.

Было время, когда надежды на путинские "выборы" были более, затем — менее, потом совсем чуть-чуть, но оправданы.

Однако на девятнадцатом году его правления все разобрались с истинной ролью этого механизма, самые искренние идеалисты утратили остатки оптимизма, и людей приличных, непродажных и нетрусливых среди соучастников не осталось.

Остальных мы знаем теперь поимённо.

Алекс Синодов