Процесс по делу об убийстве Бориса Немцова. Фото: Reuters/Pixstream
  • 03-10-2016 (18:48)

"Объясните на понятном чеченском языке, в чем меня обвиняют"

Присяжные приступили к рассмотрению дела об убийстве Бориса Немцова

update: 04-10-2016 (18:03)

В Московском окружном военном суде (МОВС) начались слушания по уголовному делу в отношении пятерых обвиняемых в убийстве оппозиционного политика Бориса Немцова. На скамье подсудимых Заур Дадаев, братья Шадид и Анзор Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев. На первом заседании все обвиняемые отказались признать вину и надеются, что их оправдает суд присяжных.

Дело рассматривается в военном суде, поскольку на момент совершения преступления двое обвиняемых, Дадаев и Эскерханов, были действующими сотрудниками батальона Внутренних войск России "Север". Всем подсудимым вменяются п.п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 ("Убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору по найму") и ч. 3 ст. 222 ("Незаконное приобретение оружия") УК РФ.

В небольшое здание военного суда не смогли вместить всех журналистов, началась давка. Первыми пропустили корреспондентов из федеральных и международных телеканалов. Позже их попросили покинуть здание и пустили "пишущих" журналистов. Все это время напротив суда стояли активисты, сменяя друг друга, с плакатами: "Кадырова на допрос", "Это политическое убийство", "Назовите заказчиков убийства Бориса Немцова".

Спустя два часа процесс все-таки начали. Подсудимые уже сидели в "аквариуме": Дадаев — в черной футболке и с густой бородой, братья Губашевы — посередине, Эскерханов — в красной клетчатой рубашке, с краю — Бахаев. Перед началом заседания Дадаев о чем-то переговаривается с Экскерхановым на чеченском, что-то бурно обсуждают и размахивают руками.

По теме
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Судебный процесс над предполагаемыми убийцами Немцова рассматривает коллегия присяжных (12 человек основного состава и 6 запасных) под председательством судьи Юрия Житникова, который рассматривал дело лидера преступной группировки Олега Гагиева и вынес ему пожизненный приговор.

Московский окружной военный суд со второй попытки отобрал коллегию присяжных. Сообщается, что из 84 кандидатов, которые пришли на отбор, более 55 взяли самоотвод по личным обстоятельствам. Первая попытка отобрать коллегию присяжных была еще в августе и завершилась неудачей. Из 59 человек самоотвод взяли 45, также объяснив свой отказ личными или бытовыми причинами.

Заседание началось с заявления адвоката стороны потерпевших Ольги Михайловой. По ее мнению, предварительное расследование должно быть продолжено.

"Убийство Бориса Немцова не раскрыто, расследование проведено неэффективно.

Исходя из материалов дела, организаторы следствием не найдены и не привлечены к ответственности. Защита настаивала на допросе Руслана Геремеева, Асламбека Делимханова и Рамзана Кадырова, но это не было сделано. Организаторами убийства являются высокопоставленные лица Чеченской Республики. Кроме того, следствием не установлен мотив и цель убийства", — возмущена Михайлова.

Помимо этого, сторона потерпевших настаивала на получении видеозаписи с места убийства с Большого Москворецкого моста. По запросу потерпевших и следствия ФСО, под контролем которой находятся эти камеры, отказалась выдать видео.

"Это говорит о незаинтересованности российских властей во всеобъемлющем расследовании", — заявила адвокат.

Также защита обратила внимание, что они неоднократно просили о переквалификации обвинения для подсудимых. "Мы считаем, что обвинение должно быть "утяжелено" и дело переквалифицировано со статьи 105 УК РФ ("Убийство") на 277 УК РФ ("Посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля"), которая предполагает более суровое наказание", — потребовали представители потерпевших.

Адвокат Бахаева согласился с защитниками семьи Немцова только в той части, что расследование проведено "ужасно".

"В первую очередь мотив не доказан. Если убийство было по найму, то кто кому заплатил? Некачественно проведено расследование, следствие говорит, что вина Бахаева доказана якобы какими-то показаниями свидетелей. Следствие отказалось проводить очные ставки с этими свидетелями", — сказал адвокат.

Затем адвокат Дадаева Марк Каверзин обратился с просьбой, чтобы подсудимым предоставили возможность проводить молитву и чтобы сотрудники правоохранительных органов в масках-балаклавах покинули зал суда:

— Это сразу создает давление на подсудимых и на присяжных.

— И что суд должен сделать? — спросил председательствующий.

— Чтобы предоставили время для молитв. Были препятствия и провокационные действия со стороны правоохранительных органов. Мы просим, чтобы эти сотрудники удалились из зала.

Судья отказался удовлетворить просьбу адвоката в части удалить сотрудников в масках. Насчет вероисповедания председательствующий предложил подать жалобу на сотрудников конвоя, которые надзирают и не дают возможности молиться.

В зал пригласили присяжных. Судья Житников выступил со вступительной речью и пояснил коллегии, как будут изучены доказательства и какие аргументы участников процесса присяжные могут учитывать при вынесении вердикта.

Затем перед присяжными выступила прокурор Мария Семененко — завсегдатая по громким процессам (она была государственным обвинителем на процессе дела БОРН в отношении Ильи Горячева и на суде над исполнителями убийства журналистки Анны Политковской — Каспаров.Ru). Кроме нее гособвининение представляют ее помощник и еще один военный прокурор.

Первой выступила Семененко, зачитав обвинительное заключение. Она перечислила всех подсудимых, каждого показывая присяжным. Согласно обвинительному заключению, в конце сентября 2014 года всем подсудимым и Беслану Шаванову (погиб при задержании) Руслан Мухудинов и Руслан Геремеев (предполагаемые заказчики убийства), находящиеся в розыске, предложили за 15 миллионов рублей совершить убийство ведущего оппозиционного политика.

"Деятельность организованной группы характеризовалась устойчивостью, сплоченностью и организованностью, что выражалось в постоянстве состава ее участников. Роли в преступлении у каждого были различны, у них была строгая дисциплина и четкое распределение ролей", — отметила прокурор.

Для совершения преступления участники организованной группы приобрели огнестрельное оружие и боеприпасы, по городу передвигались на четырех машинах, для осуществления связи купили мобильные телефоны с сим-картами и снимали квартиры. В частности, один из домов предполагаемые преступники снимали в подмосковном Одинцово.

"Убийство тщательно планировалось, слежка велась с осени 2014 года. Предварительно был установлен образ жизни Немцова и его передвижение, — продолжила обвинитель. — Оружие не было обнаружено на месте преступления и его нет в вещдоках. Оружие было увезено подсудимыми".

По данным прокуратуры, Мухудинов незаконно приобрел для своей банды огнестрельное оружие (не менее 11 пригодных для стрельбы 9-мм патронов, являющихся боеприпасами к пистолету Макарова, или сокращенно ПМ) и конспиративные мобильные телефоны. Все эти предметы он передал обвиняемым.

Мухудинов помимо организации совершения преступления предоставил участникам банды жилища для временного проживания в Москве на улице Веерной, считает обвинение. Также он предоставил автомобиль подсудимым и позднее приобрел для них экземпляр 9-мм огнестрельного оружия неустановленного образца.

Братья Губашевы и Шаванов вели скрытое наблюдение за Немцовым, затем всю информацию передавали Дадаеву. В свою очередь Бахаев и Эскерханов собирали необходимую информацию о политике в Интернете.

"Например, нашли информацию, что на Пятницкой располагался офис Немцова", — добавила Семенеко.

27 февраля 2015 года, в день убийства, около 11 часов Дадаев, вооруженный ПМ и шестью патронами от него, совместно с Анзором Губашевым и Шавановым прибыл к дому Немцова на Малой Ордынке, 3.

"Стояли у дома, ждали, когда он выйдет. Когда Дадаев, Губашев и Шаванов собирались уезжать, увидели как Немцов выехал на автомобиле с личным водителем, подсудимые сразу поехали за ними", — говорится в обвинительном заключении.

В 21:45 политик поехал в сторону ГУМа, где встретился со своей подругой Анной Дурицкой. Все это время за ним следили Дадаев, Анзор Губашев и Шаванов. Убедившись, что Немцов покинул здание ГУМа вместе с подругой и направился в сторону своего дома по Большому Замоскворецкому мосту, Губашев и Шаванов дали сигнал Дадаеву и рассказали, по какому маршруту следует жертва.

"По телефону было дана команда Дадаеву, что жертва вышла", — сказала прокурор.

В 23:31, продолжая следовать за Немцовым и Дурицкой, Дадаев, выйдя на мост, произвел шесть выстрелов из огнестрельного оружия неустановленного образца, указано в обвинительном заключении. На теле позднее обнаружат три сквозных и два слепых пулевых ранения, четыре пули оказались смертельными.

После убийства Губашев и Шаванов помогли скрыться с места преступления Дадаеву. Затем предполагаемый киллер сменил еще несколько машин, после чего ему предоставили временное убежище на Веерной улице. Позже подсудимые купили билеты до Грозного и скрылись.

После Семененко слово взял ее помощник.

"Для вас важна не юридическая квалификация, а фактическая сторона вопроса, доказана ли вина подсудимых. Будут допрошены свидетели, изучены письменные материалы дела и вещдоки", — обратился он к присяжным.

Потом выступили адвокаты обвиняемых, "пообещали" коллегии доказать невиновность своих подзащитных и попросили вынести оправдательный вердикт.

"Я вижу позицию гособвинения, и вижу, как они недовольно смотрят. Они сказали неправду. Все их выступление свелось в одно обещание — предоставить доказательства, и это обещание неисполнимо, вы это увидите", — обратился защитник Бахаева Заурбек Садаханов к присяжным.

Затем судья обратился к подсудимым с вопросом, признают ли они вину. Дадаев и братья Губашевы отказались признать вину и готовы дать показания в конце процесса, после предоставления всех доказательств стороной обвинения.

"У нас не было ни компьютера, ни определенных знаний, чтобы следить за политиком через Интернет", — сказал один из братьев Губашевых и обратился к присяжным, заявив, что их "использовали как материал" и выбивали показания под пытками.

В свою очередь Эскерханов также не стал признавать вину и сказал, что не понимает, в чем его обвиняют.

— Я россиянин, но я чеченец. Мне никто не объяснял суть этого дела. Все что-то мне говорят, ничего не понимаю. Я вас слышу, но не понимаю.

Я прошу переводчика, чтобы мне на понятном чеченском языке объяснили, в чем меня обвиняют. На меня написали то, что я не совершал. Все это сплошная ложь, — заявил Эскерханов.

— Если вы говорите, что не понимаете в чем вас обвиняют. То почему вы считаете, что это ложь? — усмехнулся судья.

— Мой русский язык как компот. И вообще я больше не хочу ничего говорить.

Бахаев также отказался признавать себя виновным.

После двухчасового перерыва прокуратура ходатайствовала об изучении протоколов с места происшествия об описании трупа, выемке пуль из тела и протокол осмотра шести гильз. Защита обвиняемых попросила дополнительное время для исследования протоколов.

"Мы считаем необходимым начать судебное следствие с письменных материалов дела. У нас есть определенная стратегия предоставлять доказательства комплексно", — возразила прокурор Семененко.

Позицию гособвинения поддержали защитники семьи потерпевших. Однако судья решил отложить слушания на завтра.

Андрей Карев

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
  • 01-10-2019 (17:56)

Внедренный сотрудник МВД дал показания по делу "Нового величия"

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...